Перейти к содержанию

Nikola-ru

Участник
  • Публикаций

    3 789
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Победитель дней

    3

Весь контент Nikola-ru

  1. Ребята, мы открываем второй уровень курса моделирование стрижек по методу Sassoon. На этом курсе мы научимся комбинировать базовые формы стрижек, пройдём современные технологии основанные на несоединённых формах. Этот курс более творческий, программа более гибкая. В рамках этого курса мы познакомимся с направлениями в моде на 2013год. Научимся создавать авторские стрижки. Ждём Вас с 15 по 19 апреля 2013. запись по тел:. 89636993949 Анна
  2. Вы утверждаете что работаете на Wellа и тут же пишите что делали смывку Эстель, как можно при этом рассчитывать на адекватный результат? У Вас может просто проявился старый цвет, который был до применения смывки Эстель. Сейчас уже совершенно невозможно разобраться с Вашей ситуацией. Wellа, это очень надёжный продукт, это как Мерседес - знак качества. Краситель проходит тысячи тестов, но наверняка не было тестирования на то как он будет работать после смывки Эстель Обычно когда проводишь тщательное расследование подобных случаев, выявляется очень много ошибок, на первый взгляд незначительных.
  3. Я специально выбрал Ларису как модель, она прекрасный человек и мне хотелось изменить её образ. Это был семинар по новым трендам и для многих мой выбор был неожиданным, но мне доставило удовольствие работать над её образом, она полностью открыта к изменениям, единственно что - время было ограничено. Фото до - моё, после делала Вика, может она немного перестаралась в фотошопе с кожей.
  4. Раньше в Sassoon были названия стрижек, например Гало (Ореол), Светлячок, Клин, Айседора и т.д. После 2000 года была введена буквенная кодировка ABC и 3 базовые формы. Эта кодировка позволяет добиться большого количества комбинаций. Стрижки Юлия - точно небыло
  5. Это как? В Sassoon нет такой стрижки и не было никогда. Как можно научиться тому чего не существует?
  6. Анько, у нас сейчас на бартер кого-то развести трудно, да и времени на это нет. Хотел создать свадебную коллекцию, аренда свадебного платья у нас от 300 у.е. и до бесконечности… Кого то попросить, даже те невесты, которые его в своё время купили (покупают в основном не самые дорогие) и те просят денег за прокат. В любом случае платье после фото сессии нужно в химчистку сдавать, новое платье никто просто так не даст, первый прокат обычно по особой цене.
  7. Это уж точно, капиталистический финансовый мир даже на революции сделает деньги, в итоге революционеры без штанов, а капиталисты с наваром. Конечно я имею в виду революцию в искусстве. Первопроходцам всегда тяжело, но в Англии конечно проще, там молодёжь очень любит, что то неформальное, идущее в разрез с традиционным.
  8. Да, они такие, любят хорошую музыку, стиль у них не банальный - попсово-курчяво-гламурный. Мадрид 2013г Киев 2009г Москва 2006г В 2006 году Марк Хейз только что стал креативным директором VS. В Москве на чемпионате мира меня потрясла их коллекция, Марк Хейз скромно стоял в стороне за сценой , у меня была возможность пожать ему руку и сфотографироваться.
  9. Спасибо, мне проще, я иногда прошу мне помочь ребят, вчера и позавчера, работы у них не было, я попросил их прокрасить прядки, сегодня утром я за час до занятий их расклеил. С систематикой очень немцы помогли, постоянно вспоминаю добрым словом своих тренеров. С Illumina очень приятно работать, цвета надёжные, дорогие. Концентрация Illumina плотнее чем Color Touch но мягче Koleston Perfect. Но чаще я всё же использую Color Touch.
  10. annMari, тестовые пряди белые (я об этом написал). Illumina Color + 6% Welloxon
  11. Сегодня на уроке колористики мы сделали сравнительный тест ILLUMINA COLOR на тестовых прядях. Тест наглядно продемонстрировал цветовую составляющую красителя. В нейтральной гамме цвета 5/ , 6/ , 7/ - цвет получился равномерным, немного насыщенный (может это реакция красителя на толстое и пористое волокно тестовой пряди), по цвету очень близок к образцу пряди в цветовой карте. 8/ - цвет получился с перламутрово-фиолетовым оттенком, 9/ - насыщенный фиолетово-перламутровый цвет, даже визуально темнее ,чем 8/. 10/ - абсолютно прозрачный тон, намного отличается от тона 9/. Тёплая гамма: 5/35, 5/7, 5/43 – идентичны цвету в цветовой карте. 7/35, 7/7 – немного в розовый оттенок. 7/43 – более яркий. 9/7, 10/36 – розово перламутровый оттенок. Холодная гамма: 7/81 – пепельно-графитовый, 7/31 – коричневый с лёгким розовым оттенком. 8/1 – пепельный немного холоднее, чем в каталоге. 9/60 – очень весёлый, довольно насыщенный сиреневый оттенок с натуральным нюансом. 10/1 – пепельно-фиолетовый оттенок. В общем: тест показал очень надёжное окрашивание волос, равномерность, насыщенность, богатый переливающийся цвет, отличный блеск. Цветовой сдвиг некоторых нюансов вполне ожидаем, так как эти нюансы создавались с учётом коррекции фона осветления. Тестовые пряди изначально белые, сделанные на основе волос животных, на натуральных человеческих волосах цвет может отличаться в зависимости от толщины и пористости. Общее моменты цветовой составляющей в результате тестирования видны хорошо.
  12. Марк Хэйз: «Лёгкого успеха не бывает!». Имя Марка Хэйза международного креативного директора Vidal Sasoon, известно парикмахерам в разных странах мира. Однако лишь немногие из них знают удивительную историю его успеха, которая началась 35 лет назад с простой случайности. После семинара, который Марк вместе со своей командой провёл в московской Международной студии Wella , мы попросили его рассказать о себе и о том, как он пришёл в профессию. Предлагаем вашему вниманию это интервью. В нашей семье никогда не было парикмахеров, поэтому я даже предположить не мог, что когда-нибудь создание причёсок станет делом всей моей жизни. Однако меня всегда интересовало искусство, в первую очередь музыка. В школе мне очень хотелось рисовать, но большого таланта к этому не было. Зато хорошо получалось черчение. Именно поэтому, окончив школу, я поступил в колледж учиться на архитектора. Впрочем, через три месяца я полностью разочаровался в своём выборы: вместо черчения и рисования там приходилось в основном заниматься физикой и математикой, которые мне были неинтересны. Я бросил колледж и несколько месяцев болтался без дела : в конце 70-х, как и сейчас , работу найти было сложно. Однажды, помню я зашёл в парикмахерскую постричься. Пока меня стригли, наблюдал, как работают мастера: играла современная музыка ( это было время зарождения панк-музыки в Англии, моим родителям она не нравилась, а я, в отличии от них, был от неё без ума), вокруг было много красивых людей… Ребята явно получали удовольствие от того, что они делали. И вдруг меня осенило: «Вот чем я хотел бы заниматься!» Узнав о моём решении стать парикмахером, родители отреагировали по-разному. Папа не разговаривал со мной лет 5 : он думал, что либо я сумасшедший, либо у меня что-то не то с сексуальной ориентацией. Мама, будучи человеком творческим (она всегда что-то делала руками: вышивала, рисовала), восприняла это с пониманием. В то время она работала в колледже, и я решил, что самое простое – пропустить туда, чтобы изучать парикмахерское искусство. Но от этого меня отговорила тётушка, которая была неравнодушна к моде. Она сказала: « Если хочешь заниматься волосами , иди работать в Vidal Sasson!» Думаю, что тогда я впервые услышал это название. Сейчас это кажется странным , но в 1977 году мало кто знал о существовании маэстро и его салона. Я написал письмо Филлипу Роджерсу , который в тот период был директором Vidal Sasson , и вскоре меня пригласили на собеседование. Увидев, Роджерса в офисе на Бонд-стрит, я был поражён его внешним видом. Особенно сильное впечатление на меня произвели блестящие волосы и туфли… Необычными также показались и интерьеры. На двери его кабинета была хромированная табличка, на полу – тёмные ковры, на стенах – фотографии потрясающе красивых моделей. Казалось, я попал в какой-то нереальный мир. Во всяком случае, он был очень далёк от действительности, которая меня, мальчишку с окраины Лондона, в то время окружала.. Через две недели я начал работать в Vidal Sasson. Попав туда, я понял, что нашёл свой дом. Потому что там всегда была необыкновенно творческая и дружелюбная атмосфера, меня окружали неординарные люди и, что было немаловажно, постоянно звучала хорошая музыка. Я начинал как ассистент: подметал полы, готовил довольно таки гадкии кофе и практически ничего не зарабатывал. Судите сами: моя зарплата составляла 14 фунтов в неделю, а на дорогу я тратил 10 фунтов. И всё же я был безумно счастлив! Обычно утром мы приходили к 08:30 и заканчивали в 6 часов вечера. Но три дня в неделю для нас, ассистентов, были особенными: мы оставались по окончанию рабочего дня, и стилисты обучали нас навыкам стрижки. Помню, когда я впервые попробовал стричь, не мог держать в руках расчёску и ножницы одновременно. Если я держал ножницы, то приходилось класть расчёску на стол, и наоборот. Я всё время нервничал, руки тряслись.. Но по мере того, как я приобретал опыт , прибавлялось и уверенности в себе. Было приятно, что клиенты довольны моей работой и благодарны мне. Именно тогда я осознал, как важно подбирать причёску в зависимость от внешности людей, подчёркивая или сглаживая те или иные её особенности. Я очень быстро освоил стиль Vidal Sasson – для меня это стало возможностью обьединить рисование и черчение, которые по-прежнему было интересны мне. Через 6-7 месяцев работы мне предложили ассистировать на Salon International – ежегодной выставке в Лондоне. Именно, там я впервые увидел, как креативная команда работает на сцене. В ярких лучах софитов они выглядели как рок-звезды, окруженные вниманием фанатов. Вернувшись в салон , я сказал менеджеру о своём желании стать… креативным директором. «Ну, ну, давай», - хмыкнул он. В тот момент я решил что буду самым лучшим креативным директором в истории Vidal Sasson. После этого всё своё время я отдавал работе: постоянно отрабатывал какие-то новые техники, движения , линии. И это не прошло незамеченным. Достаточно скоро я стал ассистировать креативному директору лондонской академии. А спустя некоторое время Кристофер Брукер, который был тогда международным креативным директором компании, пригласил меня на встречу. Надо сказать, приглашал он обычно тех, кого планировал уволить или повысить в должность. Идя на встречу, я все пытался вспомнить, не обидел ли кого. Но, как оказалось, Кристофер позвал меня для того, чтобы предложить работу креативного директора академии в Манчестере. С одной стороны, это было лестно, а с другой … Прожив всю жизнь в столице, я с трудом мог представить, что стану жить и работать где-нибудь еще. Я много раз сталкивался с тем, что люди из Манчестера и других городов приезжают в Лондон, но так, чтобы наоборот… Тем не менее я согласился и никогда не пожалел об этом. Мне несказанно повезло, поскольку я оказался в нужное время в нужном месте. Дело в том, что за пару недель до моего приезда в Манчестере открылся клуб под названием «Hacienda» , которому суждено было стать одним из самых знаменитых в мире. В клубе выступали знаменитые рок-музыканты и рок-группы, проходили концерты и шоу. А у нас (у меня и моей команды) была возможность находиться рядом и чувствовать себя причастными к происходящему. Разумеется, это сказывалось на нашем творчестве. Невозможно передать, каким шоком для Манчестера и всей Англии стал постер во всю стену, который мы повесили на здании академии: образ девушки с ярко красными волосами. Это было неким вызовом обществу вместе с тем значительной вехой в развитии парикмахерского искусства. Напомню, что в то время к волосам относились не так, как сейчас, они еще не были частью моды. Пусть ненадолго, но нам удалось сделать Манчестер центром культуры Vidal Sasson. Всех молодых людей, которые присоединялись к компании, мы старались привозить на обучение не в Лондон, а в Манчестер, чтобы они прочувствовали, что значит творчество сплочённой команды. Она действительно была особенной. Все сумасшедшие идеи, которые посещали нас, мы воплощали сообща. Так, например, мы однажды решили побриться наголо – и в один вечер сделали это. И креативная команда, и ассистенты, и даже модели вдруг предстали в весьма необычном виде. Это был 1982 год. Мы чувствовали себя свободными, независимыми и делали то, что хотели. Порой в субботу вечером, когда наш менеджер уходил, мы приглашали диджеев, друзей и устраивали вечерки… В таком мегаполисе, как Лондон, сложно знакомиться с людьми, и пребывание в Манчестере стало для меня возможностью встретить многих хороших и интересных людей. Благодаря новым (для того времени) музыкальным течениям, таким как панк-рок, прославились многие талантливые авторы композиций и исполнители, о которых до этого никто не знал. Всё это научило молодёжь тому, что ничего невозможного нет: можно воплотить любые мечты, если верить в себя и добиваться своей цели. Ни у кого не было денег, но они и не являлись главными в нашей жизни. Нами двигали желание творить и стремление к самовыражению. Неслучайно многие из тех людей, с которыми я познакомился в Манчестере, стали знаменитыми стилистами, дизайнерами актёрами, фотографами, музыкантами. Для меня это был потрясающий период, один из лучших в моей жизни. В 1987 году мне снова позвонил Кристофер Брукер. На этот раз он предложил мне стать креативным директором Vidal Sasson Великобритании и курировать творческую работу академии и всей сети салонов в стране. Одним из условий был переезд в Лондон, и это заставило меня задуматься. Я только что прошёл путь от ненависти до невероятной любви к городу в который меня направили, и у меня не было желания что – либо менять. Впрочем, не хотелось так же терять и новые возможности, поэтому я принял предложение и вернулся в Лондон. Должен сказать, что в реальности работа креативного директора оказалась далека от того имиджа, а-ля рок-звезды, купающейся в лучах славы, который я когда-то нарисовал в своём воображении. Творчество являлось и является значимой частью моей работы, и всё же основное – это общение с мастерами парикмахерами. Моя задача: - понять, что происходит внутри каждого человека, раскрыть и развить его талант. Очевидно, что в данном случае не обойтись без глубокого знания психологии, поэтому мне пришлось многому учиться. Еще острее я стал чувствовать ответственность за ребят, решивших связать свою жизнь с парикмахерским искусством, 7 лет назад, после того как я стал международным креативным директором компании. Глядя на них, я вспоминаю о собственных мечтах и надеждах в этом возрасте. Это было 30 лет назад, тем не менее в них я узнаю себя. Думаю, это помогает мне привести команду и каждого мастера в отдельности к определённым профессиональным победам. То, что я сейчас рассказал – по суть, краткая история моей карьеры в Vidal Sasson ( так уж случилось, что я никогда не работал ни в какой другой компании). Моя жизнь с Vidal Sasson всегда была очень насыщенной и интересной. Я объездил весь мир от Индии до Австралии и Латинской Америки, и ни один мой день не был похож на другой. Так, например, сегодня я в Москве, в прошлые выходные выступал с шоу в Мадриде, а до этого в Лондоне… Из-за новизны и калейдоскопа событий я до сих пор иногда ощущаю себя 18-летним ассистентом, и мне это нравится. Вот благодаря такой, нелепой на первый взгляд идее, пришедшей мне на ум, когда я сидел в парикмахерском кресле, я здесь и сейчас – 35 лет спустя. Что касается моего будущего, то я связываю всё исключительно с воспитанием следующего поколения стилистов, то есть планирую продолжить то, чем занимаюсь уже четверть века. При этом я буду стараться, как и прежде, идти по стопам своих предшественников – международных креативных директоров компании Vidal Sasson. Начиная с 1953 года их было всего четыре: Видал Сассун, Роджер Томсон, Кристофер Брукер и Тим Хартли. С гордостью могу сказать, что так или иначе я сотрудничал с каждым из них. Помню, когда в первый раз, будучи еще ассистентом, встретил самого Видал Сассуна. В то время он уже жил в Беверли Хилз, поэтому в Лондоне о нем все знали, но никто из новых сотрудников его никогда не видел. Такая возможность нам представилась, когда он прибыл в Европу с «туром» по салонам Vidal Sassoon. Приехав в наш салон, он захотел встретиться с ассистентами. Ранее в этот день руководство проводило пресс-конференцию, для участников которой была сооружена импровизированная сцена. Менеджер предложил Видалу подняться туда и сказать несколько слов оттуда. Но он возразил: «Нет, нет, я лучше с ними тут постою». И действительно, во время разговора он продолжал стоять рядом с нами. Я помню такую его фразу: «Наконец, у меня появился шанс встретиться с самыми важными людьми!» Он прекрасно понимал, что будущее компании в руках молодых парикмахеров. В следующий раз я встретил Видала 7 лет спустя – в 1985 году. Как-то ко мне подошёл менеджер и сказал, что меня отправляют в командировку в Австралию. Я никогда не был в этой стране, поэтому очень обрадовался. «С кем я еду?» - спросил я, и он ответил «Один». На минутку мелькнула мысль, что от меня хотят избавиться. Но менеджер добавил: «Вообще-то ты едешь с одним человеком… очень важным человеком – с Видал Сассуном!» В то время Видал уже не создавал причёсок – он занимался телевизионными программами и шоу. Моя задача состояла в том, чтобы подготовить волосы и подвести модель к объективу камеры, после чего Видал представлял меня, и мы вместе завершали работу над образом. В Австралии мы провели три недели, и они были просто потрясающими. Мы хорошо поладили, и порой в наших выступлениях даже проскакивали импровизированные шутки-прибаутки. Вот, например, одна из них. У меня в то время был cockey-акцент, характерный для жителей лондонской окраины. Бывало, я что-нибудь скажу ему, а он мне: «Знаешь, Марк, я потратил 10 лет на то, чтобы избавиться от того акцента!» «А мне потребовалось 10 лет, чтоб приобрести его!» - попытался сострить я. Очень хорошо запомнил нашу первую встречу в Австралии. Я сидел в своём номере, судорожно листая книги о моде, пытаясь как можно больше впитать перед встречей с ним. Раздался звонок, и мне сказали: «Господин Сассун хочет сейчас тебя видеть!» На вопрос, в каком номере он живёт, ответили: «Не потеряешься, это на самом верху». Помню, что я обратил внимание на толстенный ковер на его этаже ( на нашем этаже на полу были просто доски). Я шёл по этому ковру, стараясь не дышать. Затем тихо, как мышка постучался… Видал открыл дверь. В тот момент я был так напуган, что всё, что я когда-либо знал, просто вылетело из моей головы! «Ты, видимо, Марк?» - спросил он. «А ты, вероятно, Видал?» - неожиданно для себя произнёс я. Он держал в руках газету, открытую на странице с спортивными новостями. Оказалось, что он большой фанат команды «Челси»! А я поддерживаю «Тоттенхэм»… В тот вечер мы ни о чём не говорили, кроме футбола. Правда, когда я уходил, напоследок всё - таки спросил его: «Как тебе удалось сделать эту знаменитую стрижку в пять углов?» Ответ был более чем лаконичным: «О, я просто постриг слоями!»… Потом я задал ему этот вопрос еще несколько раз, и он неизменно отвечал: «Это же так просто – я всего лишь постриг её слоями!» Конечно, потом он объяснил мне технику стрижки подробнее, но то, с какой лёгкостью он относился к своим инновациям, было поразительно. Каждый раз, когда Видал приезжал на Лондонскую неделю моды (компания выступала спонсором мероприятия), он всё время робко так спрашивал: «Слушай, Марк, тут матч будет в воскресенье… Как ты думаешь, будет удобно, если я пойду с тобой?» Я с радостью соглашался, и всё же каждый раз недоумевал: «Боже мой, Видал, ты же босс! Скажи – и кто угодно пойдёт с тобой!» Порой мы засиживались допоздна и разговаривали обо всём… Vidal Sassoon – это такая компания, которая окружена огромным количеством мифов, истории, легенд. Поэтому неудивительно, что я попросил рассказать его о том, что было правдой, а что вымыслом. И он, человек, который создал всё это, превратил в гигантскую империю, стал моим вдохновителем, учителем и затем другом. Я очень сильно по нему скучаю. После смерти Видала своей миссией я считаю, достойно продолжать его дело. Именно поэтому я стараюсь поступать так, как, с моей точки зрения, поступил бы он. Так, например, я делаю всё возможное, чтобы максимальному количеству творчески людей дать шанс раскрыть и развить свой талант. Когда-то мне самому была предоставлена такая возможность, и я очень высоко ценю это. Я часто думаю об этом поразительном человеке. Мне кажется, что он принадлежит к числу таких талантливых людей, как Коко Шанель и Кристиан Диор. То, что он делал, можно, несомненно, отнести не только к миру парикмахерского искусства, но и к миру моды. Бренд «Vidal Sassoon» привлекал, привлекает и будет привлекать внимание лучших специалистов в области индустрии красоты. И для меня моя работа не просто источник доходов, а нечто гораздо большее, в частности возможность работать с самыми одарёнными мастерами мира! В то же время я осознаю, что это большая ответственность. Учитывая то, что для многих Vidal Sassoon – это определённый образ, я стараюсь не отходить от него. Не стоит разочаровывать людей, которые в течение многих лет являются поклонниками компании. Я очень часто привожу цитаты Видала Сассуна. Одной из моих любимых, является следующая: «Успех опережает труд, лишь в словаре, в жизни всё по-другому» (от ред – слово успех «success» в словаре расположено раньше, чем слово труд «work»). В этом был весь Видал – человек, который не искал лёгких путей и не боялся самой сложной и кропотливой работы. Поэтому вполне закономерно, что сегодня, когда кто-нибудь из молодых мастеров подходит ко мне и заявляет, что хочет стать креативным директором, я отвечаю: «Отлично! Работай следующие четыре года не покладая рук, и у тебя всё получится!» Большинство ребят этого не понимают. Они ошибочно полагают, что умеют достаточно, а между тем, чтобы преуспеть в нашей профессии, необходимо постигать что-то новое. «Достаточно» знании и опыта для парикмахеров быть не может. Моя задача – убедить их в этом и помочь в дальнейшем профессиональном развитии. Как я уже говорил, именно от молодёжи зависит, удастся ли нам вывести компанию на качественно новый уровень и продолжить дело, начатое людьми, которые достойны уважения и восхищения. В то же время для Видала были очень важны человеческие качества людей, работающих в его компании, их умение строить отношения со своими коллегами. Помню, как однажды мы обсуждали тренинг, и я советовался с ним по поводу одного мастера, который принимал участие в его проведении. Юноша великолепно стриг волосы, но с ним невозможно было работать из-за его тяжелого характера. «Так с ним всегда будет тяжело работать, - заметил Видал. – Тебе лучше взять кого-то, кто, быть может, чуть хуже работает руками, но по-другому относится к людям. Легче научить хорошего человека парикмахерскому искусству, чем плохого человека, но блестящего парикмахера – быть хорошим человеком»… Мастера в разных странах мира нередко задают мне один и тот же вопрос: «Что необходимо, для того, чтобы преуспеть в профессии и прославиться?» И я неизменно им отвечаю: невозможно «проснуться знаменитым» . Такое обычно говорят о звёздах кино те, кто не осознаёт, сколько труда и энергии они вложили, прежде чем стать известным. То же самое и в профессии парикмахера: главное это отношение к делу. Я уверен, что Долорес, которая для многих и многих стилистов является примером для подражания, подтвердит это. Если вы осознаёте свои сильные и слабые стороны и готовы учиться, тренироваться и работать до изнеможения – то у вас есть все шансы на успех! Перед тем как попрощаться, Марк попросил использовать в публикации его любимый образ – темноволосая девушка в красном одеянии… Вдохновением для создания этого образа послужила та самая пятиугольная стрижка Видала Сассуна. «Я не способен на создание чего-то более совершенного, чем эта стрижка, являющаяся концентрацией всего самого новаторского в парикмахерском искусстве, - подытожил он. – Поэтому данный образ – лишь попытка воссоздать то, что сделал Видал». Журнал DOLORES №1-2013 ВЕСНА
  13. Вот в том то и оно что всё не так уж просто. Никто особо глубоко не вникает. У меня нет никакого желания бороться с маркетинговой машиной современных сомнительного качества и свойства косметических линий (не принимайте близко к сердцу, я не имею в виду только конкретно ваш бренд). Что меня задело в вашей теме так это радужные обещания безопасного окрашивания, великолепного результата и элитности и исключительности данной процедуры. Немного расстраивает попытка держать всех за дураков. Объяснюсь: все возможные способы окрашивания волос уже придуманы, многие канули в прошлое, например как окрашивания хной и басмой, сейчас есть косметические продукты на основе растительных компонентов, но палитра не большая, плохое закрашивание седины, невозможность осветлить волосы, всё это ограничивает их использование. Химические красители, к которым относиться и ваш продукт. Эта группа наиболее распространена, в эти продукты можно добавлять разные ингредиенты, но основа одна, это щёлочь, перекись водорода и ароматические углеводороды (та же нефть). Ну не нужно сказок про выжимку из фруктов, тот же аммиак из тех же фруктов можно получить, но более выгодней из технического сырья, кукурузы, сои и тд. Многие компоненты, которыми пытались заменить аммиак, более токсичны или малоэффективны, это научный факт. Никакие другие известные на сегодняшний день красители кроме ароматических углеводородов не способны обеспечить надёжное окрашивание волос, разнообразие тонов, стойкость и тд. Приставка – органический, никакой ответственности за собой не несёт, это лишний повод спекуляции на псевдо экологические темы. За сим прощаюсь, не охота превращаться в тролля этой темы, тем более я сам своим участием её невольно раскручиваю.
  14. Елизавета технолог Органик, на самом деле Роман прав, нефть это тоже органический продукт. Этаноламин гораздо хуже аммиака и моноэтаноламина. Этаноламин получают действием аммиака на этиленхлоргидрин (2-хлорэтанол) 2-хлорэтанол довольно ядовит. Впитывается через неповрежденную кожу и даже через несколько резиновых перчаток. В организме трансформируется в хлоруксусную кислоту, в связи с чем и оказывает токсическое действие на печень и почки. С другой стороны токсичность его не столь велика по сравнению с алкилирующими реагентами типа диметилсульфата или диазометана. В общих чертах можно считать, что его токсичность приблизительно равна токсичности четырёххлористого углерода, однако в отличие от него, как уже упоминалось выше, хлоргидрин проникает через кожный барьер.
  15. Анько, идеи интересные, давайте воплощайте в жизнь.
  16. В своё время я был прав когда писал что Катерина Гордеева пять лет назад предвосхищала креативную моду сегодняшнего дня. Artstil school образ FUSION стрижка: Николай Русу стилист: АлаТкачук макияж: Ольга Русу стайлинг: Закиров Ренат модель: Viktoria Wonka: Роман Рыбалёв
  17. Artstil school образ FUSION стрижка: Николай Русу стилист: АлаТкачук макияж: Ольга Русу стайлинг: Закиров Ренат модель: Viktoria Wonka: Роман Рыбалёв
  18. Применение моноэтаноламина оправдано только в полуперманентных красителях, где концентрация перекиси водорода в окислителе не более 4%. Иначе идёт сильное разрушение волоса. Перманентные красители на основе МЕА имеют гораздо более сильную концентрацию щёлочи. Это всё уже известные и доказанные факты.
  19. Artstil school образ DECEBEL стрижка: Николай Русу стилист: АлаТкачук макияж: Ольга Русу стайлинг: Елена Матвиенко модель: Дарья фото: Роман Рыбалёв Схема окрашивания:
  20. Это не каркас. Очень похоже на технику папье-маше, когда нитки макают в клей и обматывают вокруг шарика, потом шарик сдувают, а каркас остаётся. Здесь похоже на эту технику.
  21. А вот мои ножницы WS-160 после года работы. Затачивал в Киеве у Сергея. Как вам? Лично для меня в этом есть, что-то мифическое, это как идеально выложенные древние мегалитические сооружения, не вериться, что это сделано руками человеческими.
  22. Voodoo Doll, органической можно назвать любую косметику, это просто очередной способ некоторых фирмочек, увеличить свои продажи.

МЫ 11 ЛЕТ ПРИВЛЕКАЕМ ВНИМАНИЕ ЛЮДЕЙ КАЧЕСТВЕННЫМ КОНТЕНТОМ НА ТЕМУ ПАРИКМАХЕРСКОГО ИСКУССТВА
У нас есть возможность поделиться вниманием аудитории с Вашей компанией
Сотрудничество с проектом ЯПАРИКМАХЕР
ПРАЙС-ЛИСТ и ПРЕЗЕНТАЦИЯ

×
×
  • Создать...